Последние новости
Домой - Новости - Интервью - Спелеолог Максим Дзагания: В пещерах можно слышать голоса родственников и друзей

Спелеолог Максим Дзагания: В пещерах можно слышать голоса родственников и друзей

Фабрика красоты

dzaganiaДля одних пещера – это просто разлом, для других – полигон для тренировок, для третьих – средство достижения спортивного результата. Но независимо от того, как Вы к ней относитесь – нужно помнить, что, прежде всего, пещера – скрытый от посторонних глаз уголок природы со своими законами. Правилами безопасного поведения «под землей» с нами поделился Максим Дзагания – спасатель международного класса Южного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России.

 

-Максим, откуда такая любовь к пещерам?

-Любовь к лесу, горам, пещерам – к нашей природе, еще с детства мне привили родители. Мы часто с отцом ходили по лесу вдвоем. Первые свои шаги в горах я сделал в районе реки Сочи. Все это запечатлелось в моем сердце, в памяти и никак я с этим не расстанусь. Да и не нужно. Меня отец с пяти лет начал брать с собой в лес: просто гуляли, собирали грибы и ягоды, ловили рыбу – так я незаметно для себя узнавал район. С возрастом это становилось как-то более конкретизировано: я изучал какую-то определенную гору, реку, смотрел, куда тропа ведет, как живет наш лес.

 

img_3321-А как давно Вы увлекаетесь пещерами?

-А пещерами я начал увлекаться еще в школе, наверное, класса с 5-го. Был у нас в городе известный человек, раньше тоже работал в нашем отряде спасателем. Сергей его звали. С ним я и пошел в пещеру в первый раз. В системе Воронцовских пещер есть пещера, которая называется «Подснежник». У нее очень интересное строение – это длинная труба с большим количеством мокрой глины и грязи и довольно узкая. По протяженности она около 90 метров. Вход Г-образный. Чтобы влезть в нее, нужно было пополам складываться, потом присаживаться и потом по этой «трубе» ползти вперед. Не было возможности ни развернуться, ни обойти. А пещера тупиковая. То есть, кто шел первым, на обратном пути становился последним. А нас было много – детей 20. Вот так состоялось своеобразное крещение юных спелеологов.

 

-Давно Вы в сочинской секции спелеологии?

-Чуть позже попал я в сочинскую секцию спелеологии, это был 1984 год. Есть в Сочи такой человек – Слава Исаев – сочинский краевед, спелеолог, турист. С ним мы и начали изучать пещеры Краснодарского края. Потихоньку мой интерес к спелеологии нарастал. Конечно, полученный опыт и знания очень помогли в дальнейшем. Когда я устроился работать в МЧС, у меня уже были  навыки прохождения вертикальных участков пещер, я имел представление о том, как оказать помощь под землей и эвакуировать человека.

-Кто Ваши коллеги?

-Я уже и не помню, каким образом познакомился с московскими спелеологами и в будущем мы довольно img_3018часто соприкасались в области спелеологии, изучали вертикальные пещеры.  Даже ездил с ними в Испанию в километровую пещеру. Ходил в экспедицию в пещеру Воронью – в такие места просто так не спустишься, обязательно организовывается экспедиция, к которой  необходимо тщательно готовиться. Сейчас глубина пещерной системы Воронья-Крубера – 2199 м, но интересно то, что от основного входа до водоупора (конца пещеры) — 2196 м. Оставшиеся три метра – это высота нового входа, который был открыт московскими спелеологами несколько лет назад, и его длина добавила длину пещерной системе. Но не вниз, а вверх.

 

-Что для Вас самое интересное в пещерах?

-Для меня самое интересное в пещерах – это когда впереди неизвестность, и ты чувствуешь себя первооткрывателем. А таких мест, думаю, еще достаточно. У нас в регионе довольно много пещерных районов: хребты Воронцовский и Алек, Фишт-Оштеновский массив, г. Дзыхра. Один из крупнейших – в районе г. Фишт. Глубина некоторых пещер составляет более 600 м. На одном из склонов горы Фишт находится уникальная пещера – пещера Ольга.  Она вертикальная. На высоте 2770 м над уровнем моря находится вход в нее, а на глубине около 500 м есть выход на поверхность в районе ледника. Можно сказать, она сквозная.

 

-Какие пещеры любите больше?

-Пещеры – невероятные творения природы! Даже не могу определиться, какие пещеры я люблю больше, они все разные: есть спортивные, так скажем, суровые дыры, к прохождению которых нужно морально и физически готовиться, брать с собой большое количество снаряжения. И ты получишь большое удовлетворение от спуска на глубину 500 м. Не менее интересно сходить и в небольшую пещерку, глубиной 100-150 метров. И она будет уютная и домашняя, с красивыми натеками, прозрачной водой, пещерными образованиями, колодцами. Идти по таким пещерам – одно удовольствие.  Они имеют какой-то свой шарм, изюминку. Они очень чистые. И вода там очень чистая, прозрачная, невероятных цветов и оттенков – просто завораживает. А бывает, удовольствие в другом: вот есть у тебя пещера, с «кучей» навески по 100 м, разной глубины колодцами, и ты просто пристегиваешься к веревке и ползешь, ни о чем не думаешь. Мне, скорее всего, нравится больше такое прохождение  – по перилам.

 

-Как влияют пещеры на человека?

-Конечно, само нахождение в пещерах – это непривычный режим для организма. Влияют и температура, и полное отсутствие света, и большая влажность. Тебе нужно быть готовым к тому, к чему в обычной жизни ты не привык. В основном, это низкие температурные скачки, особенно в наших Кавказских пещерах.  Помню однажды в подземном базовом лагере в пещере на Фиште температура была 1,4 градуса. Как-то организм привык понемногу. Ко всему прочему, вокруг была глина, грязь, до воды было далеко ходить. А мы же не просто жили под землей – мы работали: делали навеску, били крючья, искали ходы.

-Какие опасности могут быть в пещерах?

-Немаловажный фактор – замкнутое пространство. Бывают такие моменты, когда надо в узкую щель залезть, а потом из нее вылезти. Чтобы не было паники, важно заранее объяснить человеку, как нужно себя вести, как двигаться. Если кто-то застрял, самое главное – добиться того, чтоб человек расслабился. И морально, и физически. Для этого с ним нужно разговаривать и успокаивать. И сантиметр за сантиметром он продвинется. Сначала, конечно, на личном примере показываешь, как проходить сложное место. Сам пролез и командуешь, куда руки, ноги ставить, в какой момент вдохнуть-выдохнуть. Если ты пролез, значит и другой пролезет.

-Бывает в пещерах, что-то необыкновенное?

-Когда человек долго находится в пещере и чувствует усталость, он может слышать несвойственные для этого места звуки, например, голоса родственников, друзей. Это происходит из-за движения воды. У меня часто так бывает, когда долго работаю в пещере и рядом журчит ручеек, слышится, будто кто-то разговаривает. Но это не страшно. Если в это не вникать, то привыкаешь и перестаешь обращать внимание.

-А можно пить  пещерные воды?

-К воде в пещере нужно относиться очень серьезно. Как она помогает, так может и навредить. Опасны подземные водотоки. Когда на поверхности идет сильный дождь или тает снег, уровень воды в пещере поднимается. И если в этот момент ты находишься непосредственно в ручье, необходимо очень быстро его покинуть и убежать как можно выше.

Ко всем некомфортным условиям в пещере привыкаешь. Когда этим постоянно занимаешься, все неудобства постепенно отходят на задний план. Когда ты находишься долго в пещере, в глубокой пещере, то осознаешь и чувствуешь, что над тобой громадная толща земли. И это даже интересно. Но не страшно. Ты понимаешь, что ты сюда как-то пришел, над тобой есть надежная навеска, которая выведет назад к  базовому лагерю. Но соблюдать правила безопасности здесь втройне важнее, чем на поверхности.

 

-Как часто спасательные работы проходят в пещерах?

-Что касается спасательных работ в пещерах, они происходят не так уж и часто, но требуют хорошей подготовки и большого опыта. Когда мы работали в Абхазии (в пещере Воронья-Крубера) волновал сам факт того, что это «крутая дыра», мировая. И глубина, с которой доставали пострадавшего, была порядочная – 360 метров. И это был живой человек, нам нужно было эвакуировать его очень оперативно. Диагноз доктор поставил по связи, но конечно, предположительный. И поэтому вся команда работала только на то, чтобы как можно быстрее транспортировать человека на поверхность.

 

-Как часто спасатели-спелеологи  становятся пострадавшими?

-Дважды спасатели ЮРПСО МЧС России принимали участие в эвакуации пострадавших  из недр пещеры Воронья-Крубера. В 2003 году с глубины около 500 метров, в 2005 – с 360 метров. В обоих случаях пострадавшие спелеологи получили серьезные травмы. Благодаря оказанной помощи и оперативной эвакуации на поверхность оба спортсмена остались живы.

Спасательные операции под землей – тяжелая круглосуточная работа. И для того, чтобы находиться в постоянной готовности к возможным происшествиям, спасатели ежеквартально проводят тренировки в пещерах. Отрабатываются различные техники преодоления препятствий в замкнутом пространстве при минимальном освещении. Сотрудники МЧС осваивают технику передвижения по глиняным и каменным спускам, подъёмам, преодолевают «шкуродеры»,  перемещаются по обводненным галереям. Все это помогает оперативно и слаженно действовать в условиях  реальных поисково-спасательных работ.

 

Римма Перминова

Пресс-служба ЮРПСО МЧС России

comments powered by HyperComments

.

Прокомментировать публикацию Вы можете внизу страницы.

.

.

.

Жми "Нравится" и получай ещё больше интересного на нашей странице Facebook!
 

 

.

Смотрите также

  Сочинская таможня выявляет контрафакт c символикой FIFA

В 2017 году Сочинской таможней при таможенном контроле выявлено 583 единицы контрафактной продукции. Это одежда, …

6LfmZQ0UAAAAAIh8MaQpDcyYGlEtVQFnuyCcrNb3